Масенькие Трагедии №16

А вот жук-рогач Семен большую часть своей жизни проводил на кушетке психолога, пытаясь обрести кредит доверия к женщинам. Доверия не прибавлялось, а кредит все таял.

Масенькие Трагедии №13

Моль Оля забралась в шкаф, предвкушая пиршество. Оглядевшись, Оля вспомнила фразу из анекдота "были бы спички - был бы рай" - кругом висела исключительно синтетическая одежда. "Опять эти ГМО" - взодхнула Оля.

Масенькие Трагедии №12

Таракан Гоша слыл тонкой натурой. Слава была зслуженной - он был искусствоведом, специализировался на пост-импрессионизме. Вот только была у Гоши редкая хворь - светобоязнь, - и как только в галеерее включали свет, он убегал в темный мусоропровод.

Масенькие Трагедии №11

Мокрица Катя была очень хороша собой, отбоя от кавалеров не знала, но мама еще в детстве говорила ей, что она достойна лучшего.

Вчера Катя отметила свой 48-й день рождения.

Масенькие Трагедии №10

Жил бы паучок Илья. Илья был дворник, но бездомный, потому что его паутину все время убирали тем же пылесосом, в котором нашел свой неожиданный конец горе-камикадзе Дзё.

On creativity.

Моя креативность стала просыпаться только ближе к 30 годам, когда я познакомился с бухлом, наркотиками, некоторыми маргиналами, странными женщинами и богемной публикой.

Масенькие Трагедии №9

Кузнечика Веню начали учить играть на скрипочке еще до того, как он научился прыгать. Играл он всю свою жизнь, играл истово и усердно. Однако, единственной выдающейся чертой Вени, учитывая, что он, как вы понимаете, еврей, была его полная бездарность.

On hangover

Давайте поговорим о похмелье. Похмелье, это такое состояние души, когда вы проснувшись утром в постели с Наоми Кэмпбелл, все равно увидите только Дэнни Трэхо.

Только не рассказывайте с красивым и умным лицом, что вы не пьете и потому у вас не бывает похмелья. Вы нам тут не нужны. Либо молчите, либо подите вон из класса на курсы макраме. Так вот, возвращаясь к похмелью: для чего оно нам нужно? Конечно, самое простое, спихнуть все на химическую и физиологические причины. Это, безусловно, понятно, но простым путем мы не пойдем, ибо это слишком скучно.

Я думаю, что нужно оно нам как мерило, как точка отсчета, задающая масштаб для очень многих аспектов наших эмоций и ощущений. Представьте, что не было бы похмелья. Алкоголь сразу стал бы несколько менее вкусен. Ведь горечь завтрашнего похмелья тонко оттеняет сладость сегодняшнего опьянения! Кто из нас познал бы божественную сладость простой воды, не попробовав ее с утреца, едва имея силы разлепить глаза и добрести до кухни? Кто по-настоящему оценил ласку и преданность любимой женщины, как не человек, получивший их на «следующее утро апосля»? Какое состояние чаще всего заставляет нас произносить сакраментальные «БОЛЬШЕ НИКОГДА» и свято верить в эти слова? Без похмелья мы не познали бы веры в свои силы и волю! Мужчины, давайте честно: самые острые сексуальные желания возникают у нас когда? Правильно — утром с похмелюги. Организм настолько перепуган предсмертной мукой, что мы на уровне инстинкта стремимся отдать свой генофонд вселенной для последующей репликации, пусть даже частичной. А дружба? Я про мужскую, конечно же, говорю. Совместная пьянка не сделает вас друзьями, а вот совместные утренние муки сплотили, ой, как немало людей, обнажив в них настоящее. Впрочем, эта же обнаженность чувств помогает оценить и плохих «друзей». Чем не мерило?

Поэтому лишний раз вспомним об этом утром и с благодарностью примем наше состояние, извлекая из него то, на что оно способно для нас.